14.06.2024

Англо-шотландские войны. Век XIII. Часть 7-я. Сражение при Фолкерке: кровавый реванш Длинноногого

Англо-шотландские войны. Век XIII. Часть 7-я. Сражение при Фолкерке: кровавый реванш Длинноногого
09.06.2024 08:49

Продолжение. Предыдущую публикацию можно прочесть ЗДЕСЬ

6 июля 1298 года английская армия покинула окрестности Роксборо (Роксбурга) и вскоре пересекла шотландскую границу. Никогда прежде местные жители и старожилы не видели собранной воедино столь многочисленной и мощной военной силы. Для обеспечения 20-тысячного войска всем необходимым во время похода армию Эдуарда I сопровождал огромный обоз, состоявший из сотен телег, повозок, подвод и прочих средневековых средств передвижения.

Вместе с воинами в путь отправились внушительные контингенты тыловиков – кузнецы, плотники, оружейники, жестянщики, повара, пастухи, скотники, ремесленных и осадных дел мастера. Вместе с обозной прислугой и челядью, нестроевыми лицами, штатом придворных, походной королевской канцелярией, капелланами и священнослужителями в Шотландию вторглось воинство, общая численность которого превышала 30 000 человек.

В свите Эдуарда I и при его войске находился практически весь цвет тогдашней английской аристократии: Джон де Варенн (Уоренн), 6-й граф Суррей – наместник Шотландии, Хамфри VII де Богун, 3-й граф Эссекс и 4-й граф Херефорд – Лорд Верховный констебль (номинальный главнокомандующий), Роджер Биго, 5-й граф Норфолк – граф-маршал[1], Томас Плантагенет, 2-й граф Ланкастер (племянник короля), Ральф де Монтермар, граф Хартфорд и граф Глостер, Ричард Фицалан, 8-й граф Арундел и Гай (Ги) де Бошан, 10-й граф Уорик.

Кроме того, свои отряды привели влиятельные английские лорды Генри де Перси – хранитель Гэллоуэя, Эмер де Валенс (Валанс), Реджинальд де Грей, Уильям де Фелтон. Знатный шотландский лорд – Гилберт де Умфравиль (Амфревилл), 1-й граф Ангус, также намеревался сражаться против своих соотечественников под английскими знамёнами и штандартами Эдуарда I. Как и прежде, против «безбожных и одичалых варваров, носящих шерстяные юбки, и погрязших во многих богомерзких грехах» был готов, не жалея собственной жизни, биться фанатично и воинственно настроенный Энтони Бек, князь-епископ Даремский.

Очень подробное, колоритное, захватывающее и детальное описание английского воинства, вторгшегося в пределы Шотландии, оставил в одном из своих произведений Артур Брайант – британский историк, автор серии книг по истории Англии: «Это было величественное зрелище: тысячи флагов и знамен трепетали на ветру, важно выступали рыцари на боевых конях, закованные в латы с головы до пят, с огромными копьями и украшенными гербами щитами; кольчуги и оружие, старательно отполированные пажами, так угрожающе сверкали на солнце, что их было видно в отдаленных шотландских холмах. За ними шла пехота, сформированная ветеранами валлийских войн и жителями английских северных графств…

Там были группы смуглых конных гасконских арбалетчиков и одетых в зеленые куртки лучников из Гвента и Чеширского, и Шервудского лесов, с огромными луками и связками стрел; хобелары в шлемах, скачущие на низкорослых лошадях и носящих латные рукавицы, кожаные камзолы, но не имеющие при себе никакого оружия; кузнецы, оружейники, мастера по изготовлению луков и стрел, саперы для осадных операций, шатерщики, чьей задачей было ставить палатки для вельмож; повара и дворецкие, музыканты с длинными свирелями, барабанами и блестящими инструментами; хирурги, капелланы и важные чиновники короля и магнатов с вьючными лошадьми, нагруженными свитками и коробками.

И в длинном извилистом кортеже, в котором были собраны воедино элементы нового национального государства и старого феодального, с которым Эдуард и вел войну, окруженный гвардией рыцарей и конных лучников ехал король, даже в седле возвышавшийся над своей свитой, широколобый и с благородной сединой»[2].

Английские хронисты многократно завышали в своих повествованиях истинную численность войска, имевшегося в непосредственном распоряжении Уильяма Уоллеса. Абсолютный рекорд «количественной гигантомании» принадлежит хронисту Уолтеру из Хеминбурга (известный также под именем Вальтера из Гвисборо), который одних только шотландских пехотинцев насчитал 300 000![3]

Более поздние авторы были более осторожными и умеренными в своих оценках. Однако и они излишне преувеличивали силы Уоллеса, определяя их в 25-30 тысяч пехотинцев и 1000 всадников[4]. Если бы к Хранителю Шотландии присоединились бы все лорды и кланы страны, то, вероятно, данные цифры оказались бы близкими к истине. Поскольку на стороне Уоллеса было всего несколько баронов и представителей знати, то он никак не мог иметь в строю тысячу всадников.

Боевого коня и прилагавшийся к нему комплект вооружения и экипировки могли себе позволить лишь состоятельные шотландцы, а таковых имелись считанные десятки. Да и общая численность шотландских пехотинцев, включая крестьян, вооруженных дубинами, баграми и кольями, вряд ли превышала 7-8 тысяч человек[5].

В виду явного (четырёхкратного) превосходства англичан в живой силе и подавляющего преимущества в кавалерии, Уоллес избрал единственно верную стратегию, сочетавшую в себе маневренное отступление и тактику «выжженной земли». Шотландцы, не принимая боя, уходили вглубь своей страны, подчистую уничтожая, вытаптывая и сжигая посевы, сельскохозяйственные посадки и насаждения, амбары с зерном, запасы продовольствия и фуража.

На первых порах стратегия Уоллеса принесла ощутимые результаты: чем дальше проникали в шотландские владения английские отряды, тем острее становилась проблема снабжения войск провиантом. Однако Эдуард I не стал распылять свои силы, выделяя отдельные контингенты для поисков и добывания провизии. Монарх возложил ответственность за продовольственное снабжение своей армии на констеблей Берика и Эдинбурга.

Несмотря на частые задержки в пути и разного рода текущие проблемы, непредвиденные и внештатные ситуации, королевские наместники справились с поставленной перед ними задачей. Голода и лошадиной бескормицы в английском войске не случилось. Однако, полагая, что Уоллес и далее будет отступать на север, Эдуард I всерьёз призадумался над тем, стоит ли ему гоняться за противником, удаляясь от своих главных баз снабжения, или лучше вернуться в Эдинбург.

21 июля разведчики сообщили, что обнаружили большой вражеский стан в Калландерском лесу, близ городка Фолкерк, расположенного в 35 км к северо-западу от Эдинбурга. Результаты наблюдения позволили сделать вывод, что английские лазутчики обнаружили лагерь главных сил самого Уоллеса, который, судя по всем внешним признакам, не намеревался в ближайшее время продолжать отступление.

Об истинных мыслях, планах и намерениях Хранителя Шотландии, доподлинно ничего неизвестно. Можно лишь предположить, что истинный патриот своей родины не захотел и далее придерживаться тактики «выжженной земли». Ведь уничтожать приходилось собственные поселения, сельскохозяйственные и пахотные труды местных крестьян, обрекая их на бездомное и голодное существование. Гражданское население, лишенное крова, пропитания и средств к существованию, от безысходности примыкало к войску Уоллеса, демаскируя и обременяя его, лишая мобильности, маневренности и запасов продовольствия, которого итак постоянно не хватало для всех.

Понимая, что бесконечно отступать невозможно, слыша всевозрастающий ропот своих соратников, жестокую критику со стороны наиболее горячих горцев, влиятельных лордов и священников, видя, что медленно, но неуклонно англичане настигают его войско, Уильям Уоллес принял решение дать врагу решающий бой в окрестностях Фолкерка.

Узнав о намерениях шотландцев, обрадованный и повеселевший Эдуард I воскликнул: «Да благословит Бог тех, кто каждый раз выводит меня из затруднительных положений! Пусть шотландцы задержатся ещё на день, и я сам встречу их!» Ликование короля омрачил вечерний инцидент. По давней привычке правитель «Туманного Альбиона», несмотря на свой почтенный по меркам Средневековья возраст, стремился разделять тяготы походной и военной жизни наравне с простыми воинами.

Вот и теперь, накануне генеральной битвы, король устроился на ночлег прямо на земле, укрывшись плащом и накидкой. В темноте монарший конь, привязанный к дереву слишком близко, случайно наступил на своего спавшего хозяина, сломав ему два ребра. От более тяжёлого увечья государя спасла кольчуга, которую он не стал снимать перед сном.

Не обращая внимания на болезненную травму, ранним утром 22 июля 1298 года Эдуард I и его свита прослушали торжественную мессу, которую праздника в честь Святой Марии Магдалины проводил воинствующий епископ Даремский. Затем, освещенная лучами восходящего солнца, английская армия через селение Линлитгоу проследовала в направлении Фолкерка.

Из всего своего 30-тысячного воинства непосредственно для участия в сражении король Англии задействовал порядка 15 000 человек – 2500 всадников и 12 500 пехотинцев (копейщиков, лучников и арбалетчиков)[6]. Как уже отмечалось ранее, Уоллес на битву вывел порядка 7-8 тысяч пехотинцев (в ряде современных источников указывается цифра 6000) и несколько десятков всадников.

Исходя из численного меньшинства собственного войска, Хранитель Шотландии избрал на предстоящее сражение оборонительную тактику. Место, выбранное Уоллесом для генеральной баталии, вполне соответствовало его замыслам. Тыл шотландских боевых порядков прикрывал густой Калландерский лес, практически непреодолимый для конных рыцарских отрядов. От фронтального удара тяжёлой кавалерии горцев защищала сильно заболоченный луг.

Условия местности вынуждали Эдуарда I применять глубокие фланговые охваты, что он собственно и проделал. Однако по неизвестной причине сэр Уоллес не предпринял никаких дополнительных мер по усилению своих флангов. Напротив, он равномерно распределил свою пехоту, сформировав из неё четыре баталии – «шилтрона»[7] (по 2000 бойцов в каждом). Кавалерия в качестве резерва разместилась за «шилтронами».

Между военными историками, специалистами по исторической реконструкции, медиевистами, энтузиастами, глубоко изучающими эпоху Англо-шотландских войн, до сих пор нет единого мнения относительно того, как на практике выглядел типичный (классический) «шилтрон».

Наибольшие споры вызывает дискуссия относительно того, какую геометрическую форму имело боевое шотландское построение – прямоугольную, квадратную или сферическую? Ответ на этот вопрос дают английские и шотландские хронисты, которые сравнивают «баталии Уоллеса» с «шарами», «кругами», «овалами» и «кольцами».

Впрочем, в зависимости от условий местности, численности сторон, хода и особенностей сражения «шилтроны» запросто могли трансформироваться, принимая самые разные формы. Главной задачей «шилтрона» было максимально эффективное отражение вражеской атаки (прежде всего, кавалерийской) сплоченным строем, который ощетинивался частоколом копий. И тут геометрия формы была не важна, главное было выстоять, выдержать вражеский натиск, не дать строю распасться, понеся при этом, как можно меньший урон.

Максимально лаконичное, наглядное и доступное описание «шилтрона», а также всего боевого порядка шотландцев в сражении при Фолкерке, приводит в одном из своих трудов Дмитрий Геннадьевич Федосов – современный российский историк, кандидат исторических наук, признанный специалист по истории Средневековой Шотландии:

«Ратники четырёх круглых шилтронов стояли плечом к плечу, в рост или на коленях, закрывшись щитами и выставив копья. Дополнительной защитой служили колья, вбитые в землю и перевязанные пенькой. Между шилтронами разместились лучники из Эттрикского леса, а позади – немногочисленная конница, приведенная магнатами»[8].

По одной из версий в качестве короткого напутствия своим воинам Уильям Уоллес, занявший место в первом ряду одного из шилтронов, сказал такую фразу: «Мы сейчас у края обрыва, нам нужно сделать всё возможное, чтобы удержаться на месте!» В другом источнике рассказывается о том, что Хранитель Шотландии произнёс другие слова, ободряя и воодушевляя своих бойцов: «Я выстроил вас в круг, подобно танцорам на празднике общины. Так давайте станцуем так, чтобы пляска наша стала танцем смерти для англичан!»

Перед началом сражения Эдуард I созвал военный совет, на котором обсуждался план предстоящей битвы. Большинство лордов и знатных рыцарей, принимавших участие в совещании, высказали мнение о том, что «шотландских варваров» следует смести решительной атакой кавалерии. «Именем Господа, да будет так, милорды!» – произнёс король, поведя итог обсуждениям.

Эдуард I не собирался следовать прямолинейной шаблонной тактике, которую ему предлагали участники военного совета. Первыми в атаку на вражеские шилтроны были посланы валлийские и ирландские пехотинцы. К контингентам, набранным на недавно завоеванной периферии Английского королевства, и сам король, и его военачальники относились как к разменной монете, а к жителям Уэльса и Ирландии испытывали почти не скрываемую неприязнь.

Валлийцы и ирландцы, доблестно и мужественно сражавшиеся за абсолютно чуждые им интересы английской короны, воспринимались и рассматривались Эдуардом I и его генералитетом как расходный материал – эдакое «средневековое пушечное мясо» (хотя пушки на полях сражений Европы ещё не появились).

Бросив в атаку «иностранную» лёгкую пехоту, правитель Англии провёл классическую разведку боем. Он выяснил, что фронтальное наступление на позиции Уоллеса невозможно из-за заболоченного луга, который издали выглядел вполне обычным – «сухим» и проходимым. Старясь выбраться из раскисшей поймы, ирландцы и валлийцы, подавшись вправо и влево, очень быстро отыскали обходные фланговые пути, доступные для массированной кавалерийской атаки.

Шотландцы успешно отразили нестройную атаку легких вражеских пехотинцев, изрядно утомленных после безуспешных попыток форсировать заболоченный луг и поисков обходных путей. Эдуард I приказал своим горнистам и сигнальщикам оповестить валлийцев и ирландцев об отходе на исходные позиции. Как только кельты очистили пространство, в атаку с грохотом, лязгом и громким конским ржанием устремилась английская тяжёлая кавалерия.

Левое крыло (450 кавалеристов) на штурм шотландских баталий повели Хамфри VII де Богун и Роджер Биго, а правую колонну (425 всадников) возглавили Ральф де Монтермар и Энтони Бек. Тридцать шесть знамён и баннеров развевались по ветру, демонстрируя присутствие самых опытных и прославленных лордов, знатных и бывалых рыцарей, профессиональных латников.

Казалось, что перед пробивной мощью девяти сотен тяжеловооруженных всадников, обрушившихся на крайний правый и крайний левый «шилтроны», не устоит ни одно пешее боевое построение, тем более «закругленная баталия, состоявшая из тесно прижавшихся друг к другу диких горцев». Самонадеянность, крайне презрительное отношение к противнику, спесивое честолюбие и заносчивость уже стали причиной тяжёлого поражения английских рыцарей у Стерлингского моста. Вот и теперь всё могло для нападавших благородных господ и сэров завершиться новой катастрофой.

К изумлению и неприятному разочарованию Эдуарда I и его свиты «шилтроны» устояли, выдержав бешеный наскок английской тяжёлой конницы. Прежде всадники-рыцари и конные латники, набрав разгон, без труда прорывали пешие вражеские порядки, выстроенные рядами, а также глубоко вклинивались в пехотные баталии.

Однако «шилтроны» – эти максимально сплоченные сферические боевые построения, ощетинившиеся несколькими рядами длинных кольев, копий и пик на разных «этажах» и уровнях (от лошадиного крупа до головы всадника), оказались непреодолимым препятствием даже для бывалых ветеранов-кавалеристов и их самых хорошо обученных и выдрессированных коней.

Рыцарь и латник конца ХIII века был гораздо более уязвим для колющего и рубящего оружия, чем закованный в броню тяжёлый всадник эпохи Столетней войны или второй половины ХV столетия. Кони рыцарей и латников в битве при Фолкерке не имели защитных доспехов. Именно лошадей, а не их наездников в первую очередь выводили из строя шотландцы. Чтобы ранить или травмировать латника порой требовалось нанести пять-шесть ударов тем оружием, что имелся в арсенале бойцов «шилтрона». Чтобы вывести из строя коня требовался один, максимум два, удара.

Поражая лошадей в самые уязвимые места – шею, морду, пах, низ живота и бока, бойцы Уоллеса вынуждали несчастных животных вставать на дыбы, шарахаться назад и в стороны, проседать, падать навзничь, вести себя неадекватно и агрессивно. Неуправляемые, раненые, покалеченные, вышедшие из-под контроля хозяев лошади, либо сбрасывали с себя седоков, либо выходили из битвы, либо отказывались атаковать частокол шотландских копий и кольев.

В такой ситуации после серии неудачных штурмов «шилтронов» обескураженным английским кавалеристам пришлось, наступив на горло собственной гордости, тщеславию и понятиям рыцарской чести, отступить. Единственным и по-настоящему полезным достижением тяжёлых всадников стала нейтрализация шотландских лучников, находившихся в промежутках между «шилтронами».

Пока между кавалерийскими командирами шла перебранка и выяснение причин неудачной атаки (Верховный Лорд-констебль и Лорд-маршал обвиняли епископа Даремского, что тот слишком вяло и безынициативно руководил своими всадниками), Эдуард I приступил к реализации плана, который в конечном итоге и принёс ему долгожданный успех.

Король приказал привести в порядок кавалерию, которая безуспешно атаковала шотландские «шилтроны», а также приготовиться к бою своим лучшим и элитарным эскадронам королевской рыцарской конницы. Пока всадники готовились к предстоящей повторной и решающей атаке, Эдуард I распорядился вывести всех английских лучников и гасконских арбалетчиков на дистанцию, которая гарантировала стрелам и болтам максимальную убойную силу.

Начался интенсивный обстрел (де-факто безостановочный расстрел) шотландской пехоты, оказавшейся абсолютно незащищенной перед стрелковыми подразделениями Эдуарда I. Тучи стрел, пущенных по навесной траектории, и град арбалетных болтов, летящих по прямой, смертоносным ливнем и градом обрушились на «шилтроны», десятками и сотнями ежеминутно выкашивая шотландских воинов.

Пехота Уоллеса успешно и мужественно отражала яростные накаты английской конницы, умело, грамотно и эффективно используя своё оружие. Однако горцы в большинстве своём не имели защитной экипировки – кольчуг, лат, шлемов, наручей и поножей, прочной обуви, специальных простеганных кожаных курток и дуплетов.

Даже щиты имелись далеко не у всех бойцов, да и те, что были в наличии, мало годились для защиты от массированного воздействия стрел и арбалетных болтов. Чаще всего шотландцы в бою пользовались круглыми деревянными щитами среднего диаметра, обтянутыми кожей. У многих и вовсе щиты были малых размеров – «кулачные».

Бойцы Уоллеса, как могли, прикрывались щитами сверху и спереди, приседали на колени, старались, насколько это было возможно, менять положение тела, но все эти меры, конечно же, не могли надёжно и эффективно защитить горцев от истребительного, непрерывного, уничтожающего ливня смертоносных стрел и арбалетных болтов.

Ежеминутно из строя выбывали несколько сотен человек. При этом от поражающего воздействия луков и арбалетов погибали сразу считанные единицы. Подавляющее большинство шотландцев получали ранения или увечья самой разной степени тяжести. Медицинской помощи для раненых не было никакой. Удачей считалось, если пострадавший мог самостоятельно отползти в тыл или просто покинуть сектор обстрела.

Даже относительно легкораненый воин также на какое-то время выбывал из строя. Вонзившуюся стрелу требовалось извлечь. Чаще всего для этого переламывали древко стрелы, а засевший в мягких тканях наконечник вращательно-поступательными или выкручивающими движениями вытаскивали безо всякой анестезии и антисептики. Далее рану перевязывали подручными материалами, стараясь остановить кровотечение.

Уильям Уоллес попытался отвести максимально назад к самой кромке леса «шилтроны», чтобы вывести своих бойцов из-под огня, но прицельной дальности и луков, арбалетов вполне хватало, чтобы без труда поражать плохо защищенных шотландцев даже после того, как они отступили назад.

Заметив, что «шилтроны» изрядно поредели и попятились назад, ломая плотность построения, Эдуард I отдал приказ о всеобщей атаке кавалерии. На этот раз тяжёлая английская конница, главной ударной силой которой были королевские эскадроны рыцарей и элитных латников, сумела таранными одновременными ударами в разных направлений пробить бреши в шотландских баталиях, потерявших в результате предыдущего обстрела от 1/3 до половины личного состава.

Ещё до того, как поредевшие «шилтроны» были стремительно и мощно атакованы английской кавалерией, с поля боя постыдно, малодушно и вероломно ретировались многие представители шотландской знати. Первыми скрылись всадники, бежали, бросая на произвол судьбы своих соотечественников и пешие воины, видя, как вожди их кланов драпают в разные стороны.

Трагичную концовку битвы при Фолкерке очень хорошо показал Мэл Гибсон в своём культовом фильме «Храброе сердце», поэтому нет смысла подробно рассказывать о том, как погибали обреченные шотландцы, отчаянно и мужественно сражаясь до последней возможности против превосходящих сил противника.

Единственно, что нужно прокомментировать дополнительно, так это факт участия (точнее не участия) в сражении Роберта Брюса VII. В сценарии «Храброго сердца» 5-й граф Каррик присутствовал на поле боя, находясь в составе свиты английского короля. В фильме показан эпизод, в котором Брюс защищает Эдуарда I от преследовавшего его Уоллеса. На самом деле Роберт в сражении вообще не участвовал, а Хранитель Шотландии не преследовал английского монарха.

Шотландское войско потерпело жесточайшее и разгромное поражение, но не было уничтожено полностью, как об этом повествуют средневековые английские хроники и ряд более поздних авторов. Уцелевшие бойцы вместе со своим предводителем – Уильямом Уоллесом укрылись в Калландерском лесу, растительность которого – густая и практически непроходимая для всадников спасла шотландцев от преследования и тотального истребления.

Английские хронисты, повествуя о потерях войска Уоллеса, приводят заведомо завышенные цифры – от 10 до 15 тысяч погибших, что превышает в 1,5-2 раза исходную численность шотландцев[9]. Шотландские хроники вообще не называют цифр, но подтверждают, что потери со стороны скоттов были очень большие[10].

На современном этапе западные историки склоняются к тому, что в битве при Фолкерке шотландцы потеряли порядка 5000 человек погибшими, в том числе около 40 знатных воинов и рыцарей, а англичане лишились 200 всадников[11]. Среди погибших воинов Эдуарда I оказался всего один рыцарь (зато какой!) – Брайан Ле Джей, магистр английского филиала Ордена тамплиеров.

Не стоит забывать о том, что отступая с поля боя, Уоллес и его уцелевшие бойцы не имели возможности забрать с собой раненых и покалеченных товарищей. Те из них, кто не смог самостоятельно покинуть место побоища, скорее всего, были добиты английскими «айнзац-командами» и мародёрами, что, подобно стервятникам рыскали и мародёрствовали среди павших и ещё живых шотландцев. Особой жестокостью при расправах с ранеными и пленными на полях сражений отличались валлийцы. Свою дурную репутацию безжалостных мародёров, а также убийц пленных, раненых и беспомощных противников, пехотинцы из Уэльса сохранили вплоть до завершения эпохи Столетней войны.

Поскольку достаточно большое число любителей истории пользуются данными «Википедии», то будет вполне уместно и логично ознакомится с цифрами потерь, которые приводятся в соответствующей статье. Данные весьма любопытные. Авторы статьи «Битва при Фолкерке» оценивают урон шотландского войска в 4000 человек, а английской армии – в 3000[12]. При сопоставлении потерь напрашивается вывод о том, что сражение шло практически на равных, а Эдуард I одержал «Пиррову победу».

Завершает обзор оценок потерь, понесенных шотландцами в битве при Фолкерке, комментарий Владислава Доброго – современного автора книг и публикаций по военной истории: «Это, несомненно, был сокрушительный разгром. Шотландия потеряла армию, а новую взять было не откуда, на долгое время сопротивление Шотландии было сломлено.

Потери по битве сильно разнятся, в английской версии Википедии толерантно указывается в 2000 человек с каждой стороны, но большинство склоняются что шотландцы потеряли 4000… И все же, потеряв две третьих своей армии, шотландцы дали англичанам бой, и бой очень кровавый. А главное, они вынесли из этой битвы осознание того, что, даже находясь в меньшинстве, они могут бить англичан»[13].

[1] - Граф-маршал или Лорд-маршал («главный маршал королевского двора») в Средневековой Англии отвечал за организацию повседневного быта королевского двора. Во время походов Лорд-маршал отвечал за обустройство королевского лагеря и шатра монарха. Начиная с 1245 года и по настоящее время, должность Лорда-маршала занимали и занимают исключительно представители графского рода Норфолк.

[2] - Брайант А. Эпоха рыцарства в истории Англии. – СПб.: Евразия, 2001. [Электронная версия]. С. 96-97.

[3] - Дельбрюк Г. Всеобщая история военного искусства в рамках политической истории. Том 3. Средневековье. – СПб.: Наука, Ювента, 1996. С. 243.

[4] - Все войны мировой истории по Харперской энциклопедии военной истории Р. Э. Дюпюи и Т. Н. Дюпюи / с комментариями H. Л. Болконского и Д. Н. Волконского. – В 3-х книгах. Книга 2. 1000-1500 г. – СПб.: Полигон, 2004. С. 219;

- Chronicon domini Walteri de Hemingburgh / Ed. H. Hamilton. Vol. I. – London: Sumptimus Societatis, 1848. Р. 163;

- Barron, E. M. The Scottish War of Independence. – Edinburgh, 1934;

- Дельбрюк Г. Всеобщая история военного искусства в рамках политической истории. Том 3. Средневековье. – СПб.: Наука, Ювента, 1996. С. 243.

[5] - Федосов Д. Г. Рождённая в битвах: Шотландия до конца XIV века. – М.: ИВИ РАН, 1996. С. 155;

- Титлер П. Ф. история Шотландии. От пиктов до Брюсов / Пер. с англ. Стюарта Е. А. – СПб: Евразия, 2017. С. 191.

[6] - Устинов В. Г. Эдуард I. «ВЕБКНИГА», 2021. – (Жизнь замечательных людей (Молодая гвардия)). С. 184;

- Bain, J. The Edwards in Scotland, 1296-1377. – Glasgow, 1991. Р. 74-75;

- Брайант А. Эпоха рыцарства в истории Англии. – СПб.: Евразия, 2001. [Электронная версия]. С. 96.

[7] - Шилтрон (в переводе с искаженного английским произношением гэльского языка означает «круг щитов») – плотное боевое пехотное круговое построение, в котором копейщики занимают первые ряды.

[8] - Федосов Д. Г. Рождённая в битвах: Шотландия до конца XIV века. – М.: ИВИ РАН, 1996. С. 155-156.

[9] - Титлер П. Ф. история Шотландии. От пиктов до Брюсов / Пер. с англ. Стюарта Е. А. – СПб: Евразия, 2017. С. 193, 550.

[10] - The Chronicle of William de Rishanger, of the Barons’ Wars / Ed. J. O. Halliwell. – London., 1840. Р. 188;

- John of Fordun’s Chronicle of the Scottish nation, ed. by William Forbes Skene // Historians of Scotland. Vol 1. – Edinburgh: Edmonston and Douglas, 1872. Р. 330;

- Calendar of Documents Relating to Scotland / Ed. J. Bain. Vol. II. Edinburgh, 1884. Р. 147.

[11] - Все войны мировой истории по Харперской энциклопедии военной истории Р. Э. Дюпюи и Т. Н. Дюпюи / с комментариями H. Л. Болконского и Д. Н. Волконского. – В 3-х книгах. Книга 2. 1000-1500 г. – СПб.: Полигон, 2004. С. 220;

- Куркин А. В. Битва при Фолкерке. Часть 2-я // Бургундские войны. 24.08.2023. URL: https://m.vk.com/wall-21105920_35617 (дата обращения 20.04.2024).

[12] - Битва при Фолкерке // Википедия – свободная энциклопедия. 05.11.2023. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Битва_при_Фолкерке_(1298) (дата обращения 20.04.2024).

[13] - Добрый В. Битва при Фолкерке 22 июля 1298 года. Англичане начинают и выигрывают // Информационно-развлекательный портал «Пикабу». 06.03.2022. URL: https://pikabu.ru/story/bitva_pri_folkerke_22_iyulya_1298_g_anglichane_nachinayut_i_vyiigryivayut_8901696 (дата обращения 20.04.2024).

ПОЛНОСТЬЮ ПРОЧЕСТЬ ЦИКЛ ПУБЛИКАЦИЙ «Англо-шотландские войны. Век XIII» МОЖНО ЗДЕСЬ:

Часть 1-я. Закат Данкельдской династии

Часть 2-я. «Великая тяжба»

Часть 3-я. Джон Баллиол – король-неудачник или жертва обстоятельств?

Часть 4-я. Безупречный блицкриг в исполнении «Молота шотландцев»

Часть 5-я. Подлинная история Уильяма Уоллеса: патриот «вне закона» и триумфатор битвы на Стерлингском мосту

Часть 6-я. Уильям Уоллес vs Эдуард I: решающая схватка неизбежна

Часть 7-я. Сражение при Фолкерке: кровавый реванш Длинноногого

Часть 8-я. Шотландия вновь завоёвана, но не покорена

Все изображения, использованные в данной публикации, взяты из открытых источников яндекс картинки https://yandex.ru/images/ и принадлежат их авторам. Все ссылки, выделенные синим курсивом, кликабельны.

Всем, кто полностью прочитал публикацию, большое спасибо! Отдельная благодарность всем, кто оценил материал, изложенный автором! Если Вы хотите высказать свою точку зрения, дополнить или опровергнуть представленную информацию, воспользуйтесь комментариями. Автор также выражает искреннюю признательность всем, кто своими дополнениями, комментариями, информативными сообщениями, конструктивными уточнениями, замечаниями и поправками способствует улучшению качества и исторической достоверности публикаций.

Если Вам понравилась публикация, и Вы интересуетесь данной тематикой, а также увлекаетесь всем, что связано с военной историей, то подписывайтесь на мой канал! Всем удачи, здоровья и отличного настроения!

ДЛЯ ПРОСМОТРА ПЕРЕЧНЯ ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ КАНАЛА И БЫСТРОГО ПОИСКА ИНТЕРЕСУЮЩЕЙ ВАС ИНФОРМАЦИИ УДОБНЕЕ ВСЕГО ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ПУТЕВОДИТЕЛЕМ-НАВИГАТОРОМ (ПРОСТО НАЖМИТЕ НА ЭТУ ССЫЛКУ)




TOP

Власть

Tags