21.07.2024

Гиганты: Смогли бы динозавры выжить на современной земле?

Гиганты: Смогли бы динозавры выжить на современной земле?
16.05.2024 19:19

Данная статья, продолжает серию – в конце будет список, – публикаций, связанных темой мысленного перенесения вымерших животных в условия современной, куда более зрелой и агрессивной, чем во времена, когда они вымерли, биосферы. Началось всё – хронологически – с трилобитов и динокарид взятых из кембрийского моря. Теперь же дошло и до динозавров. Пока – травоядных.

Эксперимент с интродукцией животных меловой эпохи имеет целый ряд черт, отличающих его от предыдущих подобных. Во-первых, мел – период предшествующий кайнозою. Прошлый, то есть. Недавний. Соответственно, животных конца мезозоя нельзя считать устаревшими, – как минимум, безнадёжно устаревшими, – в отличие от животных палеозойских. Во-вторых, особенно если взять самый конец мела – маастрихт, – не приходится делать дополнительные допущения и сомневаться в возможности травоядных найти пищу. Интродукция в современность пермских растительноядных звероящеров и парарептилий вызвала резонные вопросы и замечания читателей, – а смогли бы они переварить современную зелень?

Пермские «травожуйные танки», пожалуй, и спасовали бы. Ибо настоящей травы никогда не видели. Но в масстрихте состав растительности уже были близок к современному. В жарком поясе (а иного тогда практически и не было) уже преобладали цветковые растения, хотя серьёзные позиции сохраняли ещё и хвойные, лишь позже вытесненные в умеренные широты. Открытые же пространства, наконец, покрылись травой.

Таким образом, воскрешённые травоядные ящеры сразу смогли бы найти работу по специальности.

Какие ящеры? Очень уж много травоядных динозавров было – самых разных. В том числе и любого размера. Но мелкие, бегающие на двух ногах, массой от килограммов до центнеров, наименее интересны. Они столкнулись бы с конкуренцией современных быстроходных копытных, и понесли бы большие потери от хищных млекопитающих, как только последние, преодолев робость перед неизвестным, начали бы их атаковать.

Речь тут не о том, что теплокровный, покрытый перьями динозавр, скажем, бегал медленнее страуса. Или антилопы. Может, и быстрее бегал, – тут биомеханика не сказала последнего слова, но мелкие хищные тероподы были очень быстры, а значит и травоядным приходилось упражняться. Нет речи и о том, что мелкий травоядный динозавр не умел ещё прятаться. Наверняка умел. В мелу с хищниками он имел дело уже очень опасными. Однако, ящер этот всё равно не будет готов к изменению правил игры. Хищные динозавры начинали атаку издалека, – визуально обнаружив добычу, мчались, стремясь сблизиться, пока добыча не скрылась из виду. Бежать рапоторы могли, может, и дольше, чем их современные аналоги. Но при этом они не шли по следу, как это может делать тигр, и не подкрадывались, выбирая удобный момент для броска. И, обычно (найдены уже исключения) бездействовали ночью.

Откуда известна тактика охоты динозавров? Ну… акцент на зрение – фундаментальная черта диапсид, характерная для них – теперь уже птиц – до сих пор. Нет оснований полагать, что динозавры рассуждали иначе. В свою очередь синапсиды, – на что стоит обратить внимание, – будучи изначально глухими, развили тончайший слух, стали полагаться на обоняние и приобрели привычку к сумеречному образу жизни, – под гнётом динозавров, имевших преимущество в дальности обнаружения цели и в скорости.

...Наиболее же интересны с точки зрения перспектив интродукции гигантские зауроподы. Ибо у них нет аналога в современных экосистемах и, соответственно, не должно оказаться ни врагов, ни прямых конкурентов. Правда, возникает вопрос, конкурентов в чём, собственно? Образ жизни колоссов до сих пор остаётся загадкой. Прежние представления, согласно которым диплодоки были привязаны к воде, не выдержала критики. Поместить зауропода в реку или озеро средствами биомеханики просто не удалось, – бедняга сразу увязал, опрокидывался (из-за несовместимой с полуводным образом жизни положительной плавучести), а, зайдя чуть глубже, задыхался… Вероятно, колоссы жили в лесах, объедая ветви деревьев (пока, доказано питание хвойными и листьями древовидных хвощей), – но тут также много неясного.

...Допустим, что в лесу. Ясно, что ни один из хищников близко не подойдёт к четвероногой крепости, – кстати, способной наносить удары хвостом и шеей, а если враг ворвётся в «мёртвую зону», топтать, вставая на дыбы (да), и наносить удары шпорами (на ногах были шпоры). По тигру диплодок, конечно, не попадёт ничем из перечисленного, но прежде всего потому, что тигр приближаться к нему не станет. Даже если жизнь ему опостылеет, всё можно решить проще – прыгнув на буйвола.

Молодь, конечно, будет уязвимой. Но тут – очередная неопределённость. Тайной остаётся и образ жизни молодых диплодоков. Случаи нахождения их окаменелостей единичны, а ведь молоди было очень много. Как она спасалась от меловых хищников – непонятно. Ибо прятаться выросшим до размеров быка зауроподам становилось невозможно, в бою они были очень уязвимы, из-за длинной шеи, а бегать не умели в любом возрасте… Может быть, взрослые их прикрывали? Об этом ничего неизвестно.

Или кладки яиц. Как диплодоки их защищали? Если никак… То это, может быть, не ухудшит их положения. Очевидно, в меловом периоде животных разоряющих кладки гигантских динозавров было больше, чем теперь, когда столь обильных источников не способной бежать или защищаться пищи в природе нет. Но это – с одной стороны. С другой, если динозавры кладки только маскировали… То от других динозавров. Не факт, что маскировка сработает против, например, обладающих тонким обонянием гиен.

...То есть, в случае с диплодоками попытки строить прогнозы разбиваются о недостаток знаний об образе жизни этих поразительных животных. Несколько проще со стегозаврами, – лесными травожуйными танками массой «всего» со слона. Их шансы не так уж плохи, ибо ещё молодыми они достигали бы неуязвимости, – именно в современной биосфере, где «травожуйных танков» нет, а значит и нет «бронебойщиков». Даже стегозавр размером со свинью мог бы подискутировать с медведем, чьё кун-фу лучше. Кун-фу медведя, конечно, лучше, – а панцирь стегозавра был не так прочен, как у черепахи, – однако, после удара цепом, у хищника, скорее всего, отпали бы всякие намерения.

Совсем мелкие стегозаврики… как-то выживали в мелу. Да и сейчас не слишком отличаются от броненосцев и панглинов. Остаётся, таким образом, проблема защиты кладки, но остроту данной проблемы, как и в случае с зауроподами, оценить очень трудно. В зависимости от того, как сохранность кладок обеспечивалась в мелу, стегозавры могут или проиграть – сразу, лишившись возможности воспроизводиться, – или даже выиграть.

...Наконец, трицератопсы, – самые успешные динозавры маастрихта, – научившиеся питаться травой. В саванне они стали бы аналогами слонов и носорогов. И конкурентами? Едва ли о конкуренции гигантов между собой сейчас можно говорить. Они в любом случае довольствуются остатками со стола копытных.

Что касается защищённости, то есть мнение, что молодые трицератопсы находились под защитой старших, а подростки ходили толпой, устрашая тираннозавров численным перевесом. Мнение это не бесспорное, но интереснее другое открытие, – изотопные исследования позволили установить, что именно трицератопсы постоянной температуры тела не поддерживали. Соответственно, скорость и выносливость приносились в жертву экономичности.

Сейчас так не принято. Хотя, казалось бы, зачем носорогу горячая кровь? Стоит и жуёт.

Бонусные статьи на Boosty и поддержка канала

В неогене в биосфере проявился неведомый прежде фактор – сезонность. Ставший не только более холодным, но и более сухим климат даже на экваторе вынудил степных животных совершать дальние переходы в поисках воды и травы. Судя по отказу от теплокровности, трицератопсы не были готовы к такому вызову.




TOP

Власть

Tags